История храма

Тысячу лет русские люди были православными. Сотни лет Закон Божий был главной книгой для простого человека.

Включение Сибири в сферу экономического и культурного развития Руси произошло с одновременным приобщением ее народов к Православию.

Четыре столетия назад казачья дружина Ермака разгромила Сибирское ханство один из последних осколков Золотой орды, и основало поселение за Уралом. После этого началось небывалое движение людей через горные хребты и непроходимые болота.

Заселяя бескрайние просторы Сибири, православные русские люди строили остроги, крепости.

Монастыри, которые располагались в границах Омско - Тарской епархии начинали свое существование в конце 19 века.

Определением Святейшего Синода от 23 декабря 1912 года поставлено обратить в общежительские женские монастыри, следующие общины:

Находящуюся близ станции Омск Сибирской железной дороги Казанскую общину с наименованием «Омский Кюапский общежительский монастырь»...

История монастыря.

По занимаемой площади монастырь во имя Казанской Божьей Матери в нашей Епархии числится самым малым. Храм монастыря находится в южной части Омска (совр. ул. Воровского, 116), напротив кладбища.

В архиве Крестовоздвиженского собора хранится дело Омской Духовной Консистории № 352 об основании Казанской женской общины на земле казаков Омского поселка по прошению инокинь Волковой Екатерины Александровны (дочери священника), Толмачевой Анны Алексеевны (крестьянской вдовы). Монахини Сурского Богословского монастыря Архангельской епархии для восстановления здоровья выехали в Омские степи. Они решили основать на ней религиозно - просветительное учреждение. Зачарованные загадочным озером Чертова Яма, блюдцем залегшего к югу от города, путницы едва заметной тропинкой вышли ближе к Иртышу, вдохнули воздух, настоянный на степных травах и поняли, что обители надо стоять здесь.

Казаки Новой Станицы согласились на указанном месте отрезать из своего Юртового надела 4 десятины земли. Получив согласие Войскового наказного атамана, землевладельцы 6 октября 1902 года подписали приговор № 228, согласно которому дарованная ими земля «должна находиться в распоряжении организуемой общины до тех пор, пока таковая будет существовать».

Просительницы обратились в Омскую епархию с «покорнейшей просьбой разрешить им на этой земле устроить женскую религиозно - просветительную общину с наименованием «Казанской».

10 декабря 1903 года Епархия благосклонно согласилась «разрешить общине жить на казачьих землях», учредив за ней наблюдение священником Свято - Троицкой церкви - Акиндином Правдиным.

22 марта 1904 года Правдин представил в духовную консисторию, утвержденные главным архитектором Акмолинской губернии Шухманом план и смету на строительство главного корпуса общины на сумму 4,0 тысячи рублей, а устроительницы занялись сбором пожертвований общины, поступило более 0,5 тысяч рублей и не только от сибиряков, но и из Санкт - Петербургского Иоановского монастыря. Где в свое время Волкова и Толмачева проживали.

Особую сибирскую щедрость проявил Щадринский купец Н.Я. Смирнов, дав на эти цели 4200 рублей.

За сооружение основного здания общины взялись подрядчик И.И. Кузнецов и техник - строитель Рымкович. Закладка его была произведена 15 мая 1904 года, а 8 апреля нового года деревянное двухэтажное здание уже было окончено строительством. На пригорке, в березовой роще, в трех верстах к югу от станции Омск, поднялся сказочный деревянный теремок с небольшой луковичной формы главной увеченной позолоченным крестом. Весь корпус обители был обнесен галереей, поднятой на высоту 4-х метров, которую украшала ажурная деревянная перила. Чуть северо-западнее разместились добротные надворные постройки: мастерская художника, трапезная, кладовые, дом священника и кельи послушниц.

Пришло время позаботиться об усопших, что являлось первой обязанностью Церкви. Для кладбища та же Новая Казачья станица 4 сентября 1906 года отделила еще 4 десятины земли, из которых 3 десятины под умерших мирских людей, а 1 десятина под монашествующих Казанской общины.

Расцвет обители пришелся на 1908 год. Богатела она своим трудом. К этому времени ей принадлежали не только надворье, но и общинный огород и арендованная земля сенокоса и 5 десятков паханой земли.

В общине проживало 36 работящих женщин.

Старшее поколение работало на магазин Омской купчихи Шаниной: вышивали гладью, вязали, стегали одеяло. Однако большого достатка не было. В стайке стояло 5 - 6 коров, весной работали в поле два коня и заезженная лошадь Сивка. Продуктов, заложенных в закрома с весны, едва хватало до нового урожая.

К концу года руководящие функции переданы грамотной монахине Сергиевского монастыря Уфимской епархии Ангелине и священнику Иоанну Попову.

С ростом благосостояния общины к ней потянулись православные со всего обширного юга губернии. К концу года их численность возросла больше, чем в два раза. Для дальнейшего существования требовалось увеличение земельных угодий.

Разрешение этого вопроса оказалось очень сложным. Губернские переселение управления нарезали земельные наделы только монастырям, а статус монастыря религиозно-просветительной общине, синод мог утвердить в том случае, если она уже является владельцем земли, которая в состоянии ее содержать. Кроме этого главного условия монастырь обязан располагать изолированным зданием храма для верующих прихожан.

Этот круг разорвал уже упомянутый Н.Я. Смирнов наследник мельницы на Атаманском хуторе в пользу общины, отдав от лично принадлежащей ему земли 130 десятин стоимостью 15 тысяч рублей. Участок находился от общины в 60 верстах.

Дарственная была заключена 23 марта 1910 года, когда Священный Синод принял эту землю в свой надел.

Вопрос об окончании строительства отдельного каменного храма на 500 прихожан, заложенного в феврале 1911 года, стал первостепенным.

На церковь в далекую Сибирь вдова генерала из Санкт-Петербурга Людмила Головесова перевела 25 тыс. рублей. Остальные средства были изысканы общиной.

3 сентября 1912 г. священник Казанского женского монастыря Сергей Полевой был переведен в Михаило-Архангельский женский монастырь Петропавловского уезда. Дьякон-псаломщик церкви с. Лузинского Тюкалинского уезда Хрисанф Викторов рукоположен 11 октября во священника церкви Казанского монастыря. Штатная священническая вакансия при монастыре была открыта Указом Святейшего Синода № 3639 от 27 февраля 1914г.

План нового храма во имя Казанской Божией Матери и смета в 33,9 тыс. рублей официально были утверждены Омской епархией. Внутренняя его отделка закончена в марте 1912 года.

Сложная конфигурация корпуса сверху напоминает огромный 30 метровый крест, разных крыльев, которая составляет 17 метров. Несомненные архитектурные достоинства этого здания можно увидеть и сегодня. Его фасады выдержаны в русском стиле, о чем свидетельствуют декоративные различные элементы, выполненные из профессионального кирпича: полуциркульное завершение окон, оконные обрамления в виде кокошников, наличие коротких трехчетвертных колонн - столбиков, широкие удобные крылья боковых крылец.

В июне 1915г. крестьянин И.П. Тренин пожертвовал монастырю 900 руб. на покупку колокола. Здание было завершено голубым с двенадцатиметровым диаметром шатром, покрытым оцинкованным железом и стрельчатой колокольней с пятью различных достоинств колоколами.

В том же месяце настоятельница монастыря монахиня Магдалина обратилась к епископу с просьбой о разрешении поднятии крестов на каменную церковь. Водружение крестов произошло 14 июня.

В марте 1915г. священник Казанского женского монастыря Иоанн Венгерский переведен на другое место. 7 апреля того же года священника монастыря Федора Воложенина сменил о. Феодосий Солошко.

Освятил храм Архиепископ Омский и Павлодарский Сильвестр 1 июля 1916г., причисленный к лику святых в 2000 году.

Теперь внимание монастырского управления было сосредоточено на духовном воспитании послушниц и прихожан. На утверждении их нравственных устоев.

По монастырскому чину, от имени Бога было введено пострижение в монашество. Для привлечения в обитель прихожан на богослужения заведены хоровое пение и евангелиевские чтения. Церковные обряды: крещение, причастие, исповедание и отпевание стали регулярными. При монастыре открылись начальная смешанная церковно-приходская школа, в которой по программе министерства народного образования обучалось 22 мальчика и 22 девочки.

Основой образования было Православие. Учебный план в обязательном порядке включал такие предметы как Закон Божий, духовное пение. Учащиеся начинали свой учебный день с молитвы. Более талантливые занимались живописью, музыкой, прикладным искусством.

Однако кормилицей остается земля. Под расширенное хозяйство монастыря (20 лошадей, 40 голов рогатого скота, козы, овцы) Омское переселение управление нарезало монастырю еще 300 десятин земли. Теперь в их пользовании было 430 десятин, в том числе 340 пахотной земли, 28 десятин сенокоса, 49 десятин леса. Остальная площадь находилась под болотами и дорогами. Монастырь никаких доходов не имел, а содержался только личным трудом монахинь и послушниц. Это все говорит о том, что жизнь в монастыре была трудной. Проводя положенное время в молитвах и чтении слова Божьего. Те, кто был в монастырях, отделяли от себя добытое трудом и одаряли малоимущих, бедствующих. Всегда уделяли большое внимание детям.

Так закончился первый временной этап истории храма. К концу 1917 года это было крупное, независимое хозяйство. Тревожные дни февральской и октябрьской революций докатывались до жителей монастыря. Женщины видели, что в их владениях появлялись, какие-то конные, под угрозой оружия уводили со двора скотину, рубили лес, грабили посевы. Кто эти люди, из каких краев пожаловали, какие у них права, поселенцы монастыря разбираться не успевали.

В конце 1918 года в монастырь пришли колчаковские солдаты во главе с офицером, приставленные якобы для охраны монастыря, а фактически исполнявшие функции южного военного форпоста столицы «Верховного правителя Сибири». На колокольне бессменно стоял часовой. Из храма монастыря арестованных, в основном это были железнодорожники — участники подпольной работы, вели на север по заснеженной тополиной аллее казачьего лесопитомника. Всех сгоняли к наскоро приготовленной могиле и расстреливали. В 80-х годах вблизи от захоронения найдена бутылка с запиской. Текст ее написан печатными буквами, красным красителем, с орфографическими ошибками: «Товарищи, — говорилось в ней, — кто найдет эту записку, знайте, мы не сдались нас вешали, убивали, но мы не сказали не слова…Отомстите за нас!» и подписи, которые, к сожалению криминалистической подчерковедческой экспертизе прочесть не удалось. Смогли уточнить только одну единственную фамилию — Тимофеев.

Страшным наследием революционной неразберихи было огромное количество беспризорных детей. Они толкались на базарах и вокзалах, скапливались в подвалах и под мостами, спали на чердаках в заброшенных помещениях, жили в неисправных вагонах.

Вот тогда-то и вспомнили старожилы о Казанском женском монастыре, который на первых порах, смог бы принять этих голодных, обездоленных, сирот.

В середине ноября 1919 года председатель ревкома Атаманского хутора С.П. Молотовников заведующий отделом соцобеспечения Дубинин обследовали это поселение и выясняют: в шести домах размещено 70 человек монахинь, из которых около 20 нетрудоспособных.

«При срочном их переселении, - докладывают они, - здесь возможно безбедно разместить до 200 детей и в соответствие с возрастом в каждом отдельном домике создать небольшие детские семьи».

5 января 1920 года все имущество монастыря принятое по акту М.Н.Николаевым (кроме каменного здания храма и культового имущества обоих церквей) перешло в ведение атсобеса и передано пользование коммуны.

В начале года между общежитием монахинь и православным храмом расселились юные коммунары.

Условия для них были прямо идеальными: тепло, удобно, сытно.

Первую детскую коммуну нарекли именем «Антона Валека» в память погибшего в Колчаковских застенках профессионального революционера Сибири Антона Яковлевича Валека. Дети одновременно с учебой трудились на своих земельных участках, работали на соседних «показательных огородах», выполняли другие хозяйственные функции. Они должны были своим трудом пополнять пустеющие закрома, но выполнять эту задачу им не удавалось.

В это же время у коммунаров изъяли «излишки продовольствия, оставшегося от Колчаковского режима». Детей начал косить голод: ели картофельную ботву, пили отвар от опилок, собирали в питомнике и окрестных лесах грибы, ягоды боярки, облепихи, ранета.

13 августа 1921 года пожар проглотил двухэтажный корпус коммуны и уничтожил часть хозяйственных построек.

После пожара Oмскому Губисполкому ничего не оставалось, как оставшихся 62 коммунара перевести в другое место.

Культовая община во имя Казанской Божией Матери из 100 верующих по договору от 5 декабря 1921 года, заключенному с юридическим комитетом Губревкома, приняла от ликвидационного отдела этого органa в бессрочное и бесплатное пользование здание православного храма «Казанской Божьей Матери» со всеми необходимыми для богослужения предметами. Этим договором объединение верующих обязались хранить цельность не только самого здания, но и 164-х единиц культового имущества.

В 1927 году приход церкви во имя Казанской Божией Матери был самым большим в Ленинске и даже в Омске: в нем официально состояло 788 человек тихоновской ориентации. В эти годы храм был особенно посещаем, так как находился рядом курорт с грязелечебницей, и больные часто обращались за помощью к Божией Матери.

Последняя перерегистрация договора и проверка церковного имущества Казанско-Богородицкой церкви JIeнинск - Омска, произведена 15 ноября 1929 года, а в женский день 8 марта 1930 года она Сибирским Краевым Административным Управлением (СКАУ) была навсегда закрыта.

В 1930 году храм закрыли, монахинь, которые не успели спастись, расстреляли.

После закрытия храма как культового учреждения, здание долгие годы находилось под замком. Передали пригородному совхозу №5, который должен был использовать церковь под клуб.

Новые хозяева сбросили вниз остроконечную башню колокольни. Внутри помещения содрали сохранившиеся росписи, заново отштукатурили, побелили. Вдоль стен поставили длинные некрашеные скамьи. После этого клуб начал функционировать со своей культурной программой. Купол был перекрыт, в верхней части здания разместилась столовая, которая просуществовала там недолго. Общими усилиями разорили шатер купола. Столовую спустили вниз. Так использовалось здание до войны, да и то только в летнее время из-за отсутствия отопления.

С начала Великой Отечественной войны в здании бывшего храма (к середине войны) был устроен временный сборный пункт. Перед отправкой на фронт новобранцы проходили военную подготовку в Черемушках. В летнее время, после окончания курса учения солдат размещали в здании церкви. К ним же присоединялись выздоровевшие в омских госпиталях. Находились здесь солдаты несколько суток. После до формирования - на поезд и отправляли на фронт. На стенах храма, как внутри и снаружи молодые бойцы оставили надписи.

После окончания войны здание храма опять закрыли.

Jlетом 1947 - 1948 годов: молодежь ходила сюда на танцы. Затем помещение заняли под склад. В 50 - х годах, пригородный совхоз №5, который уже с 1936 года принадлежал ОРСу Омской железной дороги, был ликвидирован. Земли переданы городскому подсобному хозяйству, зданием храма пользовалась база Ленинского продторга.

И лишь к 1979 году оно принято на баланс управления райпродторга Ленинского района с балансовой стоимостью 59.295 рублей. В то время под сводами храма стояли груды ящиков. 

Решением облисполкома от 23 мая 1989 года №139, здание храма бывшего монастыря включено в «Свод памятников истории и культуры Омской области». Статус этого свода вселил надежду за сохранение, ремонт и реставрацию здания храма.

В 1990 году здание храма передано верующим, а 21 июля храм освещен. Настоятелем церкви иконы Казанской Божией Матери города Омска был назначен Иоанн Михайлович Бабяк.

. Передаются в бессрочное пользование земельные участки общей площадью 0, 957 га для храма Казанской иконы Божией Матери, разрешается реконструкция храма.

Так выглядел храм, до восстановления колокольни и завершающего купола. Много работы проделано по восстановлению храма отцом Иоанном. Были возобновлены и стали регулярными богослужения, таинства и обряды.

В 1994 году Священный синод под председательством патриарха Алексия благословляет возрождение общежительного женского монастыря в городе Омске. Старшим монастырским священником был назначен настоятель храма отец Иоанн. В данный период в монастыре три монахини: Сусанна, Марфа — просфиря, Иустинья. Пострижены игуменом Виталием по благословению Владыки Омского и Тарского Феодосия. Послушниц 15 человек, женщины занимаются разной работой по храму. Построено отдельностоящее здание на монастырской земле, в котором расположены кельи монахинь и трапезная.

17 декабря 1999 года принимается устав приходского собрания местной православной религиозной организации храма иконы Казанской Божией Матери. Сначала на службу приходило по несколько человек. Но батюшка надеялся, что здесь будет хороший приход, жителей-то в Порт-Артуре много. И со временем пошел народ в храм креститься. Сейчас на службе в воскресные дни уже больше ста прихожан. Восстанавливать церковь бывшего монастыря помогал руководитель «Строй-подряда» Сергей Оркиш. Работники этой строительной организации и колокольню возродили. Сейчас обещают нижний придел храма восстановить.

С 1990 года собирается церковная библиотека, которая на данный момент насчитывает до 300 книг. В приходе с 1998 года вместе с протоиереем Иоанном, как со своим духовным отцом, служит о. Александр (Селионов), в начале диаконом, а в настоящее время в сане священника.

Также в 1998 году в приходе открыта Воскресная школа. Школа содержится на церковные средства. 

 В храме 180 икон, особенно уважаемая народом икона Казанской Божией Матери. Пред ней в храме горит день и ночь негасимая лампада. Некоторые из икон подарены храму прихожанами. «Душа ликует!» — говорят послушницы когда возвращают иконы, находившиеся в храме до закрытия.

Идет работа по возведению куполов, их, было, пять; откачка воды с нижнего храма, где проходило крещение и отпевание; укрепление фундамента храма.

С 2005 по 2007 приходом было расчищена от мусора и подготовлена территория бывшего кладбища рядом с монастырем. В 2008 году состоялась постройка часовни на бывшем монастырском кладбище. 

Во дворе храма стоит памятник — монахиням монастыря.

После революции в смутные времена они прятали и красных, и белых. Если человек раненый, его же спасать надо. Бывало, что и белые, и красные за это их и расстреливали. А при красном терроре сколько было убито монахинь... Вот и поставили памятник, а на нем имена монахинь, которые жили в этом монастыре. 

Духовная ценность храма Казанской Божией Матери очевидна. Храм и в прошлом и в настоящем есть духовная опора населению, жившему и живущему около храма; он остается хранителем нравственности и милосердия. 

                   Из материалов, собранных Селионовой Ю.А.